22 липня 2019р.
Аграрний сектор України
 
Рослинництво
Тваринництво та ветеринарія
Технічне забезпечення
Переробка та якість продукції
Економіка
Правове забезпечення та земельні питання
Корисна інформація
Новини
Статистика
Ціни
Аграрна освіта та наука
Дорадництво
Агровебкаталог
Дошка агро-оголошень
Агро-форум
 
Аграрні новини та оперативна статистика

23.04.2014всі новини дня

Л.Козаченко: Обязанность Украины - быть агролидером (інтерв'ю)

В украинском агросекторе немного людей, которые были в отрасли с начала ее становления и хорошо знают все ее сильные и слабые стороны. Один из них — Президент «Украинской аграрной конфедерации» Леонид Козаченко, который много лет трудится на благо агросектора.

Какие первоочередные меры должна предпринять новая власть, чтобы АПК не сбавил темпы роста и сохранил позиции «драйвера» экономики?

Леонид Козаченко: Необходимо сделать все, чтобы изменить нынешний статус аграрной отрасли «социального донора» на статус «драйвера» национальной экономики. В основе нынешней политики лежат советские принципы – не допустить повышения цен на продовольствие и сделать все возможное, чтобы обычный фермер дотировал и бедных, и богатых. С этой целью в течение последних пяти лет государство забирает у фермеров в виде налогов и ручного снижения цен более 50 млрд грн ежегодно, возвращая в виде дотаций и льгот около 20 млрд грн. Разница — почти 30 млрд грн. Аналогичный пример вы не сможете найти в любой другой отрасли экономики Украины. Трудно найти его и в мировой практике, в том числе — в европейской. Ведь в ЕС сельское хозяйство опекают, а у нас — наоборот. Я думаю, что нам, безусловно, в некоторых вопросах необходимо корректировать свою политику. Но если Украина станет полноправным участником ЕС, европейским политикам тоже придется менять свою тактику, подстраиваясь под нас. Преимущества украинского АПК, даже в нынешних условиях, делают его более конкурентоспособным. И эти преимущества будут заставлять Европу учитывать нашу точку зрения.

Для того, чтобы АПК смог сохранить звание «драйвер экономики», правительству необходимо всерьез заняться борьбой с коррупцией в отрасли. Ведь по разным подсчетам, «коррупционный налог» в аграрной отрасли составляет 10–18 млрд грн в год.

Как от этого избавиться? Сделать это возможно, когда есть политическая воля или когда гражданское общество проявляет решительность заставить власть это сделать. Предположим, что воля есть. Тогда, во-первых, нужно радикально изменить регуляторную среду. Во-вторых, следует изменить статус АПК с «донора общества» на «генератор роста экономики». Ведь сегодня главная задача АПК — производство доступных продуктов питания. И этой цели часто служит запрет или ограничение экспорта, «ручное» формирование цен на ряд продуктов питания. В-третьих, придется контролировать чиновников: сравнивать их доходы и расходы. Четвертое: потребуются законодательные изменения в судебной системе, в прокурорском надзоре, в системе государственных закупок, упрощение доступа к публичной информации и так далее. Необходимо внести изменения почти в два десятка законов. И пятое: важно обеспечить возможность для граждан контролировать принятие и исполнение вышеперечисленных мер. Следует также помнить, что преодолеть коррупцию в отдельной отрасли невозможно без решения этой проблемы во всем обществе.

Как решить проблему обеспечения аграриев кредитами?

Леонид Козаченко: Деньги нужно извлекать из украинской банковской системы. Сегодня она находится в состоянии глубокого кризиса и не может обеспечить потребности в среднесрочных и долгосрочных кредитных ресурсах (на 5–10 лет). А они нужны компаниям для создания современных основных фондов. Использование оборотных средств за счет банковских кредитов также значительно ограничено и обходится очень дорого.

Можно, конечно, попробовать занять за рубежом, но в нынешних условиях и при нынешнем рейтинге страны, вряд ли это осуществимо. Есть вариант создания инвестиционных фондов или хеджфондов за счет национальных или иностранных инвесторов, но это пока невозможно в силу несовершенства национального законодательства и высоких политических рисков. Выход на фондовые рынки и размещение акций компаниями сегодня возможен, но не выгоден. Такой шаг равен самоубийству и означает «дешево себя продать» в силу низкой текущей капитализации украинского бизнеса. Я назвал гипотетические возможности получения финансирования.

Но есть и несколько практических путей. Первый — целевое рефинансирование через банки. Такой подход означает финансирование производства конкретной продукции, которая выйдя на рынок, «свяжет» большую часть выданных кредитов. Второй — предоставление частным компаниям суверенных гарантий под частичное привлечение за рубежом заемных денег. Третий — работа на условиях бартера (материальные ресурсы для выращивания урожая) и получение готовой продукции в оплату по механизму форварда.

То есть существует много вариантов, но ситуация внутри страны и в экономике очень непростая, а значит — крайне неблагоприятная для нормальной работы бизнеса. Выживать в таких условиях очень трудно. Поэтому главное задание Кабмина и власти в целом — не мешать бизнесу выживать в этих условиях. Недопустимо усложнять жизнь сектору отменой дотаций, льгот, невозвратом НДС при экспорте.

Сколько сейчас составляет «горячий» кредитный спрос в отрасли?

Леонид Козаченко: Сегодня аграрной отрасли требуется минимум 20–25 млрд грн, чтобы полностью обеспечить потребность в оборотных средствах. Они нужны на покупку топлива, семян, средств защиты растений.

Государству под силу выдать необходимую сумму за счет резервов банков, целевого рефинансирования и бартерных схем.

Как строить дальше отношения с Россией, ведь агросекторы обеих стран тесно связанны друг с другом?

Леонид Козаченко: Для нас это — большой рынок сбыта, потеря которого будет очень болезненна. Но она болезненна и для россиян, особенно — для рядового гражданина: он будет переплачивать за менее качественную продукцию. В России увеличится зависимость от покупки валюты, поскольку возникнет необходимость импортировать продовольствие из других стран. Торговать с Украиной было легче благодаря работе в паре «рубль-гривна». Это проще, чем «рубль-доллар» или «рубль-евро». Если к этому добавить угрозу США запретить России рассчитываться долларами, то на ее внутреннем рынке возникнет дефицит продовольствия, что чревато ростом цен и возникновением предпосылок для больших инфляционных процессов в экономике.

В Украине больше всего пострадают молочники. В числе проигравших также будут производители мяса, овощей, фруктов, алкогольных и кондитерских изделий.

Если бы Вам предложили пост вице-премьера по вопросам АПК в новой команде КМУ, Вы бы приняли это предложение? Считаете ли Вы, что пришло время, когда можно и нужно проводить кардинальные изменения в отрасли?

Леонид Козаченко: Материализовать свои идеи и наработки в аграрной политике на общественных началах намного тяжелее, чем работая непосредственно в правительстве. Я готов пойти в КМУ, но для эффективной работы мне нужно иметь больше поддержки, доверия и возможностей для самореализации. Многое можно сделать в данном секторе экономики за короткий период времени. Мои предложения и советы внедряются за пределами нашей страны. Они будут очень полезны и для Украины, как с точки зрения привлечения инвестиций, так и сбыта агарной продукции на других рынках на очень выгодных условиях.

Приход в агросектор для Вас – это судьба или стечение обстоятельств?

Леонид Козаченко: Я хорошо помню тот момент, когда принял решение. Мои родители были учителями: отец — директор школы, мама – учительница. Я у них — единственный сын. Закончив 10 классов с отличием, задумался, куда же идти дальше. Многие мои друзья уже определились: одни пошли в армию, другие — стали инженерами, электриками и т. д. А я отправился работать прицепщиком, помощником тракториста. Проработал 1,5 месяца. Не скажу, что это мне нравилось. Но, как и большинство парней, меня тянуло к технике. Однажды мама мне сказала: «Ты бесцельно теряешь время, после школы не определился с выбором…» В пример мне она поставила соседа, учившегося в Украинской сельскохозяйственной академии и пользующегося уважением знакомых. Наверное, это совпало с моими собственными устремлениями. Учился я с интересом, закончил вуз с красным дипломом. И вот уже более 30 лет моя жизнь связана с аграрной отраслью. Хотя могли быть и другие варианты после окончания другого ВУЗа в 1991 году в Москве, где я получил диплом экономиста-международника.

Мне в самом начале жизненного пути посчастливилось встретить хороших учителей. Мои школьные учителя имели звание Заслуженных педагогов СССР. В университете все, кто читал лекции, были профессорами. Они были образцом истинной интеллигенции. Общаясь с ними, я понимал: вузовский диплом — это не предел, необходимо развиваться дальше. Во время учебы мне помогли выявить и развить мои задатки общественного деятеля. В итоге я стал старостой курса, затем — секретарем комсомольской организации курса. Спасибо моим наставникам за это. После учебы в Академии пошел работать заведующим механической мастерской сахарного завода, а затем — главным инженером в самом запущенном колхозе района, где был большой дефицит рабочей силы. Там буквально за два месяца с помощью тридцати своих друзей-пятикурсников поднял производство, наладил технику и продемонстрировал свои организаторские способности. В нашем колхозе стали проводить районные семинары, а позже меня назначили секретарем райкома комсомола. Потом я стал самым молодым в районе председателем колхоза.

Что для Вас было самым трудным на этапе становления в качестве бизнес-личности?

Леонид Козаченко: Для меня было две сложности — недостаток масштаба для деятельности и сомнения на тему: «А располагаю ли я всем необходимым для улучшения ситуации?». Теперь обо всем по порядку. Работая в колхозе, я видел проблемы в масштабе района. Перейдя на работу в район, стремился решать проблемы области. Сейчас у меня такое же ощущение — мне не хватает масштаба.

Работая генеральным директором крупной аграрной компании с филиалами по всей Украине, даже в нескольких странах СНД, я понимал, что для достижения успеха нужно оценивать свои результаты, сравнивая их с результатами в более масштабном аналогичном бизнесе. Это значит — необходимо больше знаний, необходимо изучать то, что делают более сильные конкуренты, а затем пытаться сделать лучше.

Я помню случай, когда в колхоз приехал инструктор ЦК КПСС из Москвы, и я вез его на своей машине. Так вот, он увидел у меня учебник по английскому языку и испугался, потому что в те времена изучение главой колхоза английского языка было нонсенсом. Потом, как рассказал мне секретарь райкома партии, гость из Москвы обсуждал с ним, не шпион ли я. Смешно. Однако сейчас думаю, как выучить китайский язык, хотя он намного сложнее английского.

А Вы и правда не были шпионом?

Леонид Козаченко: Нет (смеется). Мне просто хотелось научиться понимать, как агросектор работает и развивается в мире, но сделать это без знаний английского языка было невозможно.

Исходя из Вашего опыта, скажите, чем в жизни нельзя жертвовать для карьеры и материальных выгод, и почему? Что для Вас самое важное в человеке?

Леонид Козаченко: Никогда нельзя ради собственной карьеры предавать своих родных и близких, своих друзей, свою Родину. Если этому принципу не следовать, то обязательно потеряешь все и всех.

Для меня главными чертами в человеке всегда оставались порядочность, толерантность, целеустремленность, а также готовность к подвигу ради большой цели. Потеряв эти качества, становишься неудовлетворенным и уязвимым перед постоянным жизненным вызовом, а это мешает строить нормально карьеру и самореализовываться. Страшнее всего — именно утрата уверенности в себе, а также возможностей для самореализации.

Какой опыт или жизненная ситуация в наибольшей степени повлияли на изменение Вашего мировоззрения? И какой вывод Вы сделали для себя?

Леонид Козаченко: В молодости многое зависело от наставников. У меня была не одна ситуация, выбор в которой круто менял мою жизнь. Впервые мое мировоззрение существенно поменялось, когда уехал из Украины в Москву на учебу. Дальше была работа за рубежом, где я познал за короткое время совсем другой мир и другие ценности, другие взаимоотношения людей и государства. Вернувшись домой, я увидел развал СССР, за которым последовала ломка стереотипов, вызвавшая преобразование мировоззрения всего населения. Пришлось испытать настороженное отношение людей к себе, «другому», прибывшему с Запада. Я говорю о том, что лично столкнулся с непониманием и подозрением окружающих только потому, что думал по-другому, знал английский язык, говорил о частном бизнесе, открытых акционерных обществах и прочих непонятных в то время вещах. И на меня все смотрели как на инопланетянина, что иногда сильно раздражало.

Второй переломный момент — конфликт между мной и некоторыми политиками, после чего я оказался в тюрьме. Но даже там я ни на секунду не пожалел о сделанном, понимая, что, будь у меня другой шанс, сделал бы все точно так же, только быстрее и качественнее. От этого зависело развитие аграрной отрасли и процветание нашей страны. Ведь я был прав. Для меня это была борьба моральных ценностей и личностных человеческих качеств с жизненными обстоятельствами. Поверьте, после такого жизненные принципы просто «врастают» в тебя — и ты уже не поменяешь их ни под каким натиском.

Что для Вас означает дружба? И без чего ее не может быть?

Леонид Козаченко: Способностью дружить обладает только человек. Дружба для меня — это обязательства, принятые по отношению к другому человеку или к группе людей, готовность уступить в чем-то, пожертвовать собой ради них. У друга ты не можешь воровать, ты не способен дискредитировать его в глазах окружающих, потому что тебе это принесет даже большую боль, чем ему. Дружба может толкать человека к самопожертвованию. У меня очень много друзей в Украине и за ее пределами. Поэтому я знаю, о чем говорю. И независимо от того, где мы живем и насколько часто встречаемся, мы трепетно храним наши взаимоотношения, ценим их.

С чем легче жить: с миллионом в кармане или с уважением и признанием жителей одного села?

Леонид Козаченко: Лучше, когда много друзей и достаточно денег. Я бы соболезновал человеку, у которого много денег, но нет друзей. Не все люди могут иметь много друзей. Дружить — это умение понимать, прощать, жертвовать, приходить на помощь и радоваться в нужный момент.

Когда я попал в тюрьму, моей семье было очень тяжело. Денег не было даже на адвоката. Но каждый день приходили мои друзья и предлагали свою помощь, в том числе и деньги. Было удивительно, ведь тогда проявилось много людей, которые, на первый взгляд, не были моими друзьями, но их поступки свидетельствовали об обратном. После таких событий приходишь к выводу, что дружба лучше, чем деньги.

Если бы у Вас был второй шанс выбрать, кем быть, то какую профессию Вы бы выбрали и почему? Была бы она связана с сельским хозяйством?

Леонид Козаченко: Я думаю, что многое зависит от Бога и обстоятельств в жизни каждого человека. Я не считаю, что инженер-механик — это плохой выбор для меня. Хотя, потом я получил еще одну профессию — экономиста. Одно дополнило другое.

То есть, Вы бы снова выбрали аграрную отрасль?

Леонид Козаченко: Думаю, что пошел бы в АПК снова. Я изначально сделал правильный выбор. И сегодня это очевидно. Именно эта отрасль сейчас в Украине одна из самых успешных и прогрессивных. Вдумайтесь, тридцать процентов всех мировых черноземов находятся в Украине!..

Самая смешная история в вашей аграрной практике?

Леонид Козаченко: Много было смешных историй, но всего не расскажешь (улыбается). Как-то раз в ходе поездки в Узбекистан нашей делегации предложили поехать в Киргизию. И вот мы прилетаем. Пассажирам бизнес-класса объявляют: «Подождите, Вас сейчас будут встречать». А я не заметил, что рядом со мной в салоне сидел премьер-министр какой-то азиатской страны. И вот я спускаюсь по трапу, меня встречает оркестр, девушки с хлебом, местный премьер меня обнимает. Я поднимаю голову и замечаю, что на плакате вверху написано: «Добро пожаловать, уважаемый премьер-министр!». Я понимаю всю пикантность ситуации. А дальше по курсу — большой лимузин для важного гостя и автобус для нашей делегации. Я тихонько говорю своему коллеге, что нам не в лимузин, а в автобус. Мы быстро садимся, и, уезжая, я замечаю настоящего гостя-премьера, который чуть ли не плакал от всего происходящего. Вот еще так бывает.

Что дает Вам веру и уверенность в завтрашнем дне?

Леонид Козаченко: Наличие реальных для воплощения идей, мой опыт и физическое состояние, а также поддержка большого количества коллег.

Мои идеи связаны не только с национальной, но и с глобальной экономикой. Меня терзает постоянное беспокойство, потому что мы не используем свои огромные возможности, недостаточно влияем на глобальную политику. Почему наши люди плохо живут, почему мы не можем реализовать свои преимущества? Как это преодолеть, обеспечить улучшение ситуации? Все это меня волнует. И я пытаюсь найти нужные ответы и подходы.

ИЦ УАК по материалам Латифундист


джерело: УАК

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
  1   2   3   4   5   6   7 
  8   9  10  11  12  13  14 
 15  16  17  18  19  20  21 
 22  23  24  25  26  27  28 
 29  30  31             
Рослинництво
Тваринництво та ветеринарія
Технічне забезпечення
Економіка
Правове забезпечення та земельні питання
Переробка та якість продукції
Ціни
Екологія
Погода


  ©agroua.net 2002-2015. Усі права захищені. Без посилання на сайт "Аграрний сектор України" (agroua.net) перепублікація матеріалів заборонена.